Категории магазина
Информеры

Рубрикатор- баннер-2

Новинки
Оставить отзыв и предложение

НОУТБУКИ


Самая большая тайна Nokia

Финский гигант не выпускал смартфонов вплоть до конца 2011 года, поэтому большая игра только начинается.

 

01.jpeg



Все наши прежние рассуждения о якобы скорой гибели Nokia, о крушении корабля Symbian-смартфонов с тяжелыми последствиями и невозможности противостоять iPhone и Android отныне следует считать неверными. Nokia, которая оптимистично заявляет о прекрасном деловом здоровье и утверждает, что нисколько не беспокоится за собственное будущее, которое, мол, более чем красочно и перспективно, на самом деле даже не стоит на краю пропасти. Финский гигант занялся смартфонами буквально вчера.

Недавно «Сотовик» опубликовал материал «Ну всё, Symbian окончательно мертва», в котором, опираясь на официальные данные по количеству реализованных Symbian-устройств за последний отчетный период, доказывал, что компания стремительно избавляется от наследия прошлого и активно переходит на платформу Windows Phone. Там же говорилось, что сейчас Nokia представлена на мировом рынке смартфонов категорически ничтожным вкладом, и вернуть былые позиции ведущего производителя коммуникаторов ей будет совсем непросто, если вообще возможно.

Так вот, забудьте эти россказни: мы подошли к анализу с неправильной стороны.

На самом деле нет никакого уменьшения смартфонного присутствия Nokia в мобильной вселенной, не было никогда и, вероятно, не будет. А всё потому, что только осенью 2011 года Эспоо впервые за свою историю вошло в бизнес смартфонов, выпустив Windows Phone-устройства семейства Lumia. И отставание от iPhone, первого «настоящего» смартфона, анонсированного в январе 2007 года, подобно дистанции длиною в жизнь. Впрочем, Nokia бешеными темпами набирает обороты, пользуясь своими богатейшим опытом и огромным арсеналом научно-технической базы.


Что такое смартфон?

Устройства, которые сегодня мы называем смартфонами, были изобретены в 2007 году компанией Apple. Первым смартфоном стал iPhone.

 


02.jpeg

Хорошо, а были ли смартфоны до 2007 года? Нет, тогда были только высококлассные телефоны с приложениями, камерой, электронной почтой, маломощным веб-браузером, Wi-Fi, GPS, картами и прочими функциями.

До появления iPhone по сути не было различий между смартфоном и топовым мобильным телефоном. Да, смартфоны способны запускать сторонние приложения, но это же умеют и мобильники: Java- или приложения для платформы Qualcomm BREW, понятно, располагают ограниченными, чем программы в собственных кодах, возможностями, но всё равно это настоящие приложения. И смартфоны и телефоны могут подключаться к Интернету, снимать фото и видео, воспроизводить музыку и показывать фильмы. На тот момент главным отличием смартфона от телефона являлся уровень доступа к функциональности устройства через наборы API-вызовов, но всё равно любые из тогдашних девайсов были просто мобильниками, оптимизированными для выполнения своих основных задач — голосовых вызовов и СМС-обмена.

Интересно, что более чем за десятилетие не придумано удачного термина для четкого определения, что же такое смартфон. Вот, к примеру, как их сейчас описывает Wikipedia:

Смартфон — это мобильный телефон, построенный вокруг мобильной вычислительной платформы, располагающий более совершенными возможностями и коммуникациями, нежели просто мобильник.

Налицо расплывчатость термина, определение которому — с акцентом на мобильный телефон — дано некорректно.

В Индии Nokia подает Asha-линейку S40-телефонов как смартфоны. И правда: если сравнить Asha 303 с N95, супердевайсом образца 2007 года, выходит, что первый можно запросто отнести к смартфонам. Он располагает быстрым процессором, хорошим объемом оперативной памяти, базовым набором коммуникаций, картами, клиентом электронной почты, веб-браузером, приложениями и доступом к их онлайновому магазину, QWERTY-клавиатурой. Причина, по которой люди противятся называть Asha-аппараты смартфонами, очень проста: сегодняшние смартфоны совершенно отличаются от устройств, которые были до 2007 года, изменившего мир.

Более правильное определение, что такое современный смартфон, может быть следующим:

Смартфон — это карманное многоцелевое коммуникационное и вычислительное устройство, всегда остающееся на связи в сотовой сети, располагающее богатыми возможностями веб-серфинга, голосового, текстового и прочих типов взаимодействия, поиском различных данных, воспроизведением мультимедийного наполнения, функциями создания контента, расширяющее свои умения через развитую экосистему сторонних приложений.

Конечно, нельзя сказать, что искомая формулировка безгрешна, но одно бесспорно: функциональность «мобильного телефона», которой располагают все нынешние смартфоны, не является их основной и даже важной — на кону другие задачи. Относить современные смартфоны к множеству мобильных телефонов ошибочно — куда правильнее воспринимать их карманными компьютерами.

«Настоящий» смартфон ставит во главу угла удобство и приятность взаимодействия с ним пользователя. Крупный экран, мультисенсорное управление жестами, аналогичный настольному браузер, мощные приложения — всё оптимизировано для того, чтобы получить компьютер, но только карманный. Конечно, пока приходится мириться с некоторыми компромиссами, главный из которых — малая автономность работы на одной подзарядке.


Главная ошибка Nokia

Руководство Nokia предвидело трансформацию телефона в карманный компьютер — и это за годы до появления подобных мыслей у кого-либо еще в отрасли. Финны пытались опередить время, предложив линейку NSeries, причем настаивая, что новинки — никакие не мобильные телефоны, а ни много ни мало, но мультимедийные компьютеры. Их еще называли конвергентными устройствами, то есть теми, в которых сходятся и объединяются несколько функциональных направлений — телефонных, компьютерных, мультимедийных, сетевых, игровых.

03.jpeg

К сожалению, наследство десятилетий опыта в разработке телефонов и непрекращающаяся доминанта на мобильном рынке сказались плачевно: компания не имела представления, как сделать что-то другое кроме телефона. Да, NSeries-устройства получили разнообразные вычислительные функции и приятные «изюминки» вроде коммуникаций Wi-Fi и GPS, мощных на тот момент фото- и видеокамер, замечательного звука, поразительных игровых приложений. Но они по-прежнему оставались старыми добрыми телефонами.

Разработчики из Symbian Ltd. и S60-подразделения Nokia собрали операционную систему и программную платформу, призванную увязать все аппаратные компоненты воедино. Подготовка велась не то чтобы спешно, но без согласования между занятыми оборудованием и софтверным наполнением командами. Вообще программная «начинка» попросту подгонялась под непрестанно совершенствующуюся аппаратуру. В итоге общая производительность и удобство взаимодействия с пользователем оказались на полпути от того, что могло быть на самом деле.

Поэтому Nokia смотрела на iPhone со своей колокольни, и всё что она видела — плохой телефон с определенно хорошим программным слоем наверху. И первый iPhone, и последующий iPhone 3G с позицией аппаратной части были настолько позади Nokia-устройств, что вообще не воспринимались какой-либо угрозой.

Странно, но никто в Эспоо не додумался или посчитал накладным и неразумным добавить крупный сенсорный экран и написать несколько тысяч строк кода, дабы выпустить продолжателя N95, который бы не только вел себя аналогично iPhone, но и, будучи с традиционно качественным и более совершенным оборудованием, уничтожил Apple-продукт еще в зародыше. Nokia могла даже нанять располагающих нужной экспертизой сторонних исполнителей, которые решили бы эту проблему в два счета. Можно было накупить кучу интернет-стартапов, назвать этот набор Ovi и сделаться чем-то вроде мобильного Google, превратив все телефоны в карманные компьютеры.

Однако видение Nokia было затуманено ее сверхпозициями и превосходствами: еще бы, ведь она контролирует рынок высококлассных мобильных устройств. Потрясающая зацикленность исключительно на концепции телефонов породила множество проблем, впоследствии только усилившихся. Историю не перепишешь: Nseries-устройства рухнули в пропасть, Ovi-службы оказались чудовищно разрозненными и по итогам скончались, переход к Symbian^3 длился непростительно долго и попросту провалился. Беда Nokia, которую она, возможно, так и не осознала до конца, связана с ее навязчивой идеей об использовании скромных аппаратных ресурсов, дешевого маломощного процессора вкусе с отсутствием яркого представления, как сделать качественное программное обеспечение. Nokia продолжала тужиться в попытках выпустить самый лучший телефон.

Гигант не разглядел важнейшую вещь, которая сделала iPhone уникальным и подняла его на недосягаемые высоты: iPhone не был ни телефоном, ни смартфоном.


Разрушение традиций

Понимая, что очень немногие поймут всю важность дебюта iPhone в 2007 году, Стив Джобс пытался достучаться до аудитории, во время анонса изделия неоднократно повторяя, что Apple-устройство телефоном не является. Удивительно, насколько Джобс был прав пять лет назад.


iPod, телефон и интернет-коммуникатор — вот что такое iPhone. И заметьте, что «телефон» — одна из трех функций iPhone, причем не самая важная, ну по крайней мере веб-серфинг и интернет-коммуникации, а также мультимедийный проигрыватель нисколько не уступают по своему значению третьей функциональности — мобильного телефона. Такой интеграционный подход явился кардинально новым, противопоставляющим себя тогдашнему засилью парадигмы телефонов.

Но самое страшное, что Apple назвала iPhone смартфоном. Было ли это сделано умышленно, остается загадкой. Вероятно, нет. Но относя iPhone к той же категории устройств, что и высококлассные телефоны конкурентов, позиционируемые последними как смартфоны, Apple сыграла над ними злейшую шутку во всей истории мобильной отрасли.

На самом деле iPhone открыл совершенно новый класс устройств — мобильных компьютеров. Это же сделал iPad, который опять же не совсем корректно назвали планшетом, хотя прежние планшетные Windows-компьютеры были, скорее, ноутбуками без клавиатур.

Всё это время, когда Nokia свято верила, что ведет смартфонный бизнес, выстраивая экосистему и разрабатывая новые сенсорные Symbian-устройства, она продолжала заниматься всего лишь телефонами, пусть даже такими приятными и многофункциональными, как 5800, N97 и N8.

Опасаясь снижения финансовой удойности коровы Symbian, Nokia неумышленно саботировала свой самый лучший ответ равно как революционному iPhone, так и только находящейся на стадии становления Google Android. Компания погубила Maemo, отказавшись от изумительного и по сей день мобильного компьютера N900. Платформа Maemo (модифицированный под мобильное окружение Linux-дистрибутив Debian) с библиотекой графического интерфейса GTK+ была положена на алтарь в погоне за призрачным Qt-фреймворком и малопонятным слиянием с открытой операционной системой Intel Moblin. Результирующая MeeGo оказалась мертворожденной.

Руководители Nokia высшего звена хорошо знали о теории «подрывных новаций» Клейтона Кристенсена: его книга «Дилемма новатора: как из-за новых технологий погибают сильные компании» была обязательной к прочтению топ-менеджерами Эспоо. Теория изучает причины, из-за которых крупнейшие компании, мировые лидеры в своей отрасли стремительно теряют доминирующие позиции, утрачивают первенство, когда на рынке появляются новые технологии. Всё меняется в тот момент, когда «подрывные технологии» находят своего покупателя, готового мириться с недостатками нового товара и нуждающегося в новых свойствах этого товара. Заполучив такого покупателя, новая технология начинает развиваться, вырастают объемы производства, наступает момент, когда она уже оправдывает свое название «подрывная технология». Так случилось с телеграфом, парусными судами, электровакуумными лампами, традиционной почтой — их заменили на тот момент казавшиеся безумными и негодными телефон, пароходы, полупроводники, электронная почта. «Подрывные новации» — это революционные новаторские решения, которые изменяют соотношение ценностей на рынке таким образом, что старые продукты становятся неконкурентоспособными просто потому, что параметры, на основе которых раньше проходила конкуренция, становятся неважными.

Проблема, вопреки наиболее известным примерам в истории бизнеса, состояла в том, что «подрыв» на сей раз произошел в верхах. Руководители Nokia всерьез полагали, что их компания ведет отрасль за собой, тем паче в ее активах были славные достижения, включая становление категории коммуникаторов как таковых. Если бы кто-нибудь убедил Nokia, что она достигла потолка в мобильниках, уже разрабатывая супертелефоны, но никак не смартфоны (читай мобильные компьютеры) — ход истории, не исключено, пошел бы иначе.

Никто не сказал Nokia, что она создает идущие на краю последних достижений высокотехнологичные телефоны, оснащенные мощной камерой, пятидиапазонной антенной, поддержкой USB On-The-Go, видеовыходом HDMI, емкой батареей и т. п., но при этом забывает о самом главном — своих пользователях. Nokia не уделяла сколько-нибудь должного внимания улучшению взаимодействия с человеком — через качественное программное обеспечение и великолепный пользовательский интерфейс, подкрепленные удобным сенсорным управлением, быстрым процессором и достаточным объемом оперативной памяти.

Nokia, будучи по сути вендором оборудования, занималась выпуском превосходных с технической точки зрения мобильных устройств, и конкуренции здесь не наблюдалось вовсе. Однако если развитие аппаратной части шло прекрасно, сказать это же про программную составляющую нельзя. Да, Nokia позиционировала Symbian как основу для конвергентных устройств, наделяющих мобильники возможностями компьютеров, но компания пыталась адаптировать устаревшую парадигму взаимодействия с пользователем к новой категории девайсов. В итоге мобильные компьютеры получались странными: с одной стороны, они действительно были карманными вычислителями, с другой — совсем не отвечали потребностям людей. Конечно, были и мобильный веб-серфинг, и приложения, и мультимедийный контент, но всё это реализовывалось спустя рукава, на дрянном уровне, без каких-либо непротиворечивости, интуитивности и простоты использования. Графические интерфейсы лишь добавляли сложности к взаимодействию с устройствами.

К слову, Microsoft поступала аналогично со своей Windows Mobile. Редмонд относился к мобильной платформе как побочному, незначащему направлению бизнеса, вяло пробуя вместить концепцию персональных Windows-компьютеров в устройства с небольшими экранами. Компания Билла Гейтса была занята выкачиванием денег из Windows и Office, попутно гонясь за большими трендами, которые уже были упущены — поиском в Интернете и медиаплеером iPod. И если Nokia хотела вырастить телефон до мультимедийного компьютера, Microsoft стремилась к обратному: уменьшить Windows-компьютеры до размеров карманных девайсов. В итоге мы получили жуткие резистивные сенсорные экраны, перьевой ввод стилусом, категорически неприемлемую Windows-подобную навигацию и массу других проблем и особенностей.

Apple и позже Android приступили к планомерному вытеснению супертелефонов Nokia новым классом устройств — «настоящими» смартфонами, какими мы их знаем сегодня.

Процесс шел медленно. В 2007-2008 годах Nokia с трудом замечала укусы iPhone и iPhone 3G, отразившиеся на NSeries-девайсах, одном из ее самых прибыльных 600-долларовом классе устройств. В конце 2008-го Nokia почувствовала тепло и попыталась ответить выпуском N97 в июне 2009-го, хотя тогда же свет увидел iPhone 3GS, мгновенно завоевавший любовь потребителей.

К началу 2010-го компания была вынуждена признать, что в ее портфеле нет устройства, конкурентного iPhone, и отказалась от доходного рынка высококлассных изделий. Впрочем, Nokia пробовала сохранить свое искусственное смартфонное присутствие, заменяя S40-телефоны на Symbian-аппараты, реализуемые по изрядно сниженным ценам.

Во втором квартале 2010 года случился взрыв смартфонов на базе Android 2.1, которые подмяли под себя категорию устройств в ценовом диапазоне 400-600 долларов. Маржа и прибыли Nokia испарились. Ну а Symbian^3-аппараты — всё еще больше телефоны, чем смартфоны — смогли приостановить падение компании лишь на несколько месяцев.

В начале 2011 года Android-смартфоны приемлемого качества вошли в диапазон 300-400 долларов, начав поглощать Symbian-телефоны, что легко заметить по резкому снижению продаж последних в первой половине прошлого года.

В 2012-м Android опустила планку примыкания к смартфонному миру еще ниже, и всякий может засвидетельствовать катастрофический провал Symbian-продаж на рынке мобильных устройств в диапазоне 150-250 долларов. Тот факт, что Android одинаково легко поглощает продажи устройств на платформах Symbian и S40 лишний раз свидетельствует, что Symbian гораздо ближе к S40, нежели к iOS или Android.


Туманные перспективы

Хорошо, что в конце 2010 года Nokia наконец-то поняла, что у нее нет собственной конкурентоспособной смартфонной платформы: перетряхнув руководство и весь бизнес, компания встала на рельсы Microsoft Windows Phone, попутно сворачивая направления Symbian и MeeGo.

05.jpeg

Плохо, что мобильные телефоны Nokia заменяются на iPhone и Android-смартфоны в куда более высоком темпе, чем кто-либо предполагал. Более того, теория, что для старомодных телефонов еще есть значительный по охвату рынок, способный помочь Nokia продержаться в период преобразования, кажется, не состоятельна.

Ценовой диапазон, где телефоны могут выжить, отсутствует. От 600 долларов и выше несколько лет назад до 150 долларов сегодня — всякий раз Android вытаскивает козырь, а мобильники, пусть даже в форме супертелефонов на Symbian, быстро сдают позиции смартфонам. Конечно, у последних пока нет одного важного преимущества перед телефонами — длительности работы на одной подзарядке, но это вопрос времени: технологии на месте не стоят.

Сейчас вопрос состоит в том, будут ли продажи Windows Phone-смартфонов усиливаться достаточно быстро, дабы компенсировать потери Nokia на рынке телефонов.

В сущности сегодня Nokia идет по тому же пути, по которому Motorola и Sony Ericsson прошли несколько лет назад: отказ от бизнеса телефонов в пользу направления смартфонов. Ни Motorola, ни Sony Ericsson не смогли остаться на плаву независимыми производителями: первую купила Google, второй завладела Sony. Сумеет ли Nokia справиться самостоятельно, мы не знаем. Да и особых предпосылок к возрождению пока не наблюдается.

Следует понимать, что Nokia — полностью новичок в смартфонах, решивший попытать счастья с платформой Windows Phone, которая еще не успела доказать свою конкурентоспособность. А с быстрым сужением бизнеса обычных телефонов финнов умеренное поступление прибыли сменилось периодом потерь.

Возможно, Nokia готовит действительно замечательный смартфон на грядущей Windows Phone 8 Apollo. Быть может, известная по слухам Linux-система Meltemi окажется настоящей смартфонной платформой, пригодной для соперничества с Android в нижнем ценовом диапазоне. Не исключено, когда появятся искомые устройства следующего поколения, сформированные за десятилетия логистика мирового уровня и широчайшие каналы дистрибуции и продаж Nokia позволят ей вернуть былые позиции.


Последняя миля


Опубликованные Nokia результаты ее работы в первом квартале 2012 года не дают никаких намеков на проблески в бизнесе когда-то великой компании. Но зато еще острее поднимают вопрос, сможет ли она вообще пережить ближайшие девять месяцев.

04.jpeg

Повторимся: во-первых, нет никакой разницы между Symbian-устройствами и S40-телефонами — все они оказались под ударом недорогих Android-девайсов, во-вторых, смартфонное направление Nokia только сформировалось, причем без особых преимуществ в пику среднеклассовых и топовых Android-смартфонов, не говоря уже об iPhone как короле отрасли.

Квартальные показатели свидетельствуют сами за себя.

Nokia сократила отгрузки смартфонов до 11,9 млн единиц, тогда как в предыдущем квартале было реализовано 19,6 млн, а годом ранее — 24,2 млн. И основной удар пришелся на Symbian-устройства, ведь Windows Phone-смартфоны пока продаются не слишком активно.

Поставки мобильных телефонов уменьшились до 70,8 млн — с 93,9 и 84,3 млн соответственно в четвертом и первом кварталах 2011 года.

За три месяца запасы денег и ликвидных активов Nokia снизились на 709 млн евро, и это притом что 410 млн евро в копилку принесла Nokia Siemens Networks, а 189 млн евро получены от Microsoft в качестве поддержки развития Windows Phone. За три месяца подразделение устройств и сервисов съело более чем 1,3 млрд евро наличных денег Nokia. Еще несколько кварталов подобных этому — и конец финского бренда может наступить гораздо быстрее, чем видится сейчас.

Впервые Эспоо признало, что дешевые Android-смартфоны оттягивают на себя продажи S40-телефонов — пришлось уменьшить среднюю отпускную цену на обычные мобильники с 40 до 33 евро. Картина рисуется чрезвычайно неприятная. Да, Nokia и прежде сетовала, что Android негативно влияет на ценообразование, но до сих пор удавалось извлекать более-менее достаточную прибыль из S40-торговли, выступающей основным генератором денег. Но, теперь, когда люди покупают 100-150-долларовые Android-смартфоны вместо S40-телефонов, включая новейшие из Asha-семейства, Nokia потерялась, и способов адекватно ответить у нее слишком мало.

В первой половине прошлого года бюджетным Nokia-мобильникам угрожали несмартфонные китайские и индийские конкуренты, предложившие обилие телефонов с поддержкой двух СИМ-карт — фирма сумела быстро отреагировать и восстановить почти все потери к последнему кварталу, выпустив аналогичные «двухсимочные» устройства.

Сейчас Nokia придется поднажать, дабы справиться с Android-волной дешевых смартфонов, и первая ласточка уже проявилась: как ожидается, Asha 306 станет полностью сенсорным S40-устройством.

Ну а пока подразделение телефонов Nokia балансирует на грани погружения в пучину потерь — таких же, с какими в прошлом году столкнулся ее департамент смартфонов. За три месяца маржа прибыли мобильников отброшена почти на две трети: с декабрьских 13,5% до мартовских 4,6%.

Единственной надеждой на восстановление статуса кво видится новая платформа Meltemi, которую компания разрабатывает в качестве замены устаревшей S40 в рамках стратегии подключения «еще одного миллиарда» жителей планеты к мобильному миру. Всё большее число людей интересуется мобильными приложениями, службами и веб-серфингом, но обзавестись смартфоном может далеко не каждый. Честолюбивый проект Meltemi призван это исправить, попутно нанеся сокрушительный удар недорогим Android-смартфонам.

06.jpeg

В сентябре прошлого года впервые прошла информация о проекте Meltemi: якобы Nokia разрабатывает новую мобильную операционную Linux-систему, ориентированную на бюджетные телефоны. Кроме того, известно, что Qt-фреймворк разработки приложений для Symbian и MeeGo находится на стадии переноса на S40-платформу, а сенсорный Swipe-интерфейс, реализованный жестами смахивания в N9, выполнен на Qt-базе и будет портирован на другие не MeeGo-устройства. Если Nokia наделит мобильную платформу Series 40, самую популярную в мире, сенсорным интерфейсом а-ля MeeGo, добавив сюда экосистему из Qt-приложений, в итоге достаточно быстро получится настоящая смартфонная операционная система. И вроде бы Asha-линейка S40-телефонов предваряет рождение Meltemi.

Стивен Илоп без обиняков заявил, что бюджетные традиции отрасли проходят структурные перемены, и полностью сенсорные устройства бросают вызов привычным телефонам — поэтому Nokia занимается тщательно взвешенной реконструкцией платформы Series 40. Но погодите, что значит «полностью сенсорные устройства»? Если говорить о таковых, то телефоны Samsung Star и Corby должны были уничтожить S40-направление еще несколько лет назад. Но ведь Nokia убивают смартфоны вроде Samsung Galaxy Y, Galaxy M или Galaxy Ace II — и они не «полностью сенсорные», а «полностью заряженные Android». Другими словами, если Meltemi не совершит смартфонного прорыва, пиши пропало.

C позиций разбора бизнеса смартфонов уместно вновь обратиться к квартальным показателям. В последней четверти 2011 года Nokia реализовала 19,6 млн смартфонов, из которых 18-19 млн пришлись на Symbian-аппараты. А в первом квартале 2012-го финский гигант отгрузил 12 млн смартфонов, притом что из них 2 млн единиц оказались Windows Phone-устройствами из Lumia-семейства — значит, торговля Symbian-девайсами сократилась сразу на 8-9 млн штук, или внушительных 45%. И это за три месяца.

Смотря на ту непринужденность, с которой Android губит Symbian-торговлю на каждом ценовом уровне и как легко мобильная Google-платформа вытесняет S40-телефоны, можно смело утверждать, что со всех позиций — деловых, технологических и потребительских — идеология Symbian гораздо ближе к операционной системе телефонов, а не смартфонным ОС вроде Android и iOS.

Независимо от того, любите ли вы Symbian или отрицаете ее жизнеспособность, ясно одно: Nokia только в конце прошлого года вступила на смартфонную арену, и сейчас ее позиции в большой игре представлены ничтожными 1,5%. И это притом, что перспективы Windows Phone, как основной ставки Эспоо, очень и очень туманны.

2 млн Windows Phone-смартфонов за три месяца, еще 3-4 млн во втором квартале, пусть 5-7 млн в третьей четверти года — в любом случае этих продаж совсем недостаточно, чтобы вернуть потери от сворачивающегося Symbian-направления. Здесь мы даже не принимаем во внимание, что Nokia, если учитывать весь набор операционных затрат, реализует Lumia-аппараты в ноль или вообще в убыток.

Впрочем, луч надежды есть. На разработку Windows Phone 7.5 Mango компания оказала совсем небольшое влияние, и по-настоящему воздействие традиционно мощного научно-исследовательского фронта Nokia мы увидим в Windows Phone 8 Apollo. Эта мобильная операционная система окажется совсем рядом с настольной Windows 8 — итогом ожидается конвергенция, как тесная интеграция между смартфонами, планшетами и персональными компьютерами, включая десктопы и ноутбуки.

У Nokia осталась последняя попытка: если следующее поколение ее WP-смартфонов будет не в силах противостоять средне- и высококлассным Android-устройствам и окажется не способным хоть сколько-нибудь пощипать грядущий iPhone 5 — новый 2013 год мы встретим с четким пониманием, что Nokia как таковой больше нет.


Три пути

Очевидны три сценария, по которым с одинаковой вероятностью может развиваться новейшая история Nokia.

07.jpeg


И Windows Phone, и затея подключения «следующего миллиарда» окажутся успешными. Nokia останется сильным третьим игроком отрасли, пытаясь опередить Apple и Samsung на смартфонном поле через объемные продажи новационных Meltemi-устройств и реализацию умеренно прибыльных WP-смартфонов.

Meltemi провалится, Windows Phone поднимется. Nokia закрывает или продает свое подразделение мобильников, оставаясь на крепких и более-менее доходных позициях производителя смартфонов, которому приходится конкурировать с HTC, Huawei и ZTE за место в пятерке лидеров и, возможно, терзаться мыслями, а не присоединиться ли к Android-лагерю.

Windows Phone 8 не оправдает надежд. Тогда игра окончена. При таком раскладе у Nokia не будет достаточно ни денег, ни времени, чтобы сделать что-либо еще. Компания разделится на части и выставит себя на продажу: подразделение смартфонов станет частью Microsoft, а департамент мобильных телефонов отойдет к Huawei или ZTE.

Ждать потрясений в отрасли осталось недолго — девять месяцев.

15.05.2012

 


Присоединяйтесь к нам!

Подпишитесь на получение писем, про новые акции, скидки и горячие предложения!

E-mail:
Новости:
0909.16

 Поздравлям Вас с праздником Курбан Айт! 

AIT

Подробнее »

Новинки
  • ИБП, UPS, SVC, PT-10K, 10000VA (8000W), PT-серия, On-Line, LCD\Tel.line\RS-232, SMART, Диапазон рабо

    ИБП, UPS, SVC, PT-10K, 10000VA (8000W), PT-серия, On-Line, LCD\Tel.line\RS-232, SMART, Диапазон рабо
  • Монитор, 18.5" ViewSonic VA1921A-LED Black 5ms LED

    Монитор, 18.5" ViewSonic VA1921A-LED Black 5ms LED
  • Картридж, Premier, Cartridge 725, Для принтеров Canon i-SENSYS LBP-6000/6000B, 1600 страниц.

    Картридж, Premier, Cartridge 725, Для принтеров Canon i-SENSYS LBP-6000/6000B, 1600 страниц.
  • МФУ Canon i-SENSYS MF-211 принтер/копир/сканер EMB (*MF4410)

    МФУ Canon i-SENSYS MF-211 принтер/копир/сканер EMB (*MF4410)
  • Монитор, 21.5" Qmax M2285B Black 5ms LED

    Монитор, 21.5" Qmax M2285B Black 5ms LED